Покупка электромобиля – деньги на ветер?

Что происходит?

Четверть миллиарда долларов! Такую сумму могли бы сэкономить борцы за экологическую чистоту планеты в 2011-12-м г. г., отдавшие более чем по 50 000 долларов за Nissan Leaf и Chevrolet Volt, если бы подождали до сегодняшнего дня.

Цена на электромобили неумолимо падают и пока окончания такой тенденции не видно, многие эксперты предсказывают, что электрическая индустрия совсем скоро может просто рухнуть. В январе этого года Nissan урезал цену Leaf на $6 400; в мае японская Honda снизила месячную стоимость лизинга Fit EV с $389-ти до $259-ти; в июне GM удешевил Spark EV на $2 155, а в июле снизил цену 2013 Volt на $4 000.

Хотите еще? Вот пожалуйста: уже в августе 2014 Chevrolet Volt подешевел на $5 000 в сравнении с оригинальной ценой модели 2013-го года, составлявшей $39 995, лизинг Smart Fortwo Electric Drive снизился до $139 в месяц, Toyota RAV4 EV теперь можно купить в кредит под 0 процентов, а Focus Electric с июля начал продаваться на $4 000 дешевле, что сделало его практически на $15 000 дешевле, чем первые экземпляры 2012-го модельного года!

Сегодня на рынке существуют как минимум пять электромобилей ценой менее 30 000 долларов (и это – без учета различных государственных субсидий при покупке электрических авто), но нижний предел, по мнению экспертов все еще не достигнут.
Такой ход событий в мировой экономике – явление неординарное.

Автопроизводители, в отличие от производителей бытовой техники и электроники, всегда стремятся увеличить среднюю цену своих моделей, а никак не уменьшить ее. При этом никто, абсолютно никто, кроме Генерального Директора Fiat Серджио Марчионне (Sergio Marchionne) до сих пор не осмелился сказать в открытую, что индустрия теряет на электромобилях серьезные деньги.

А примеров тому масса: строительство каждого экземпляра Fiat 500E обходится компании в $42 500, тогда как розничная цена новой машины – лишь $32 500. Каждый проданный Volt приносит GM убыток в 40 000 долларов (!) и при этом компания продолжает увеличивать суммы побудительных скидок, достигших сегодня в среднем $9 504 на каждый проданный Volt. Не отстают и другие производители, постоянно увеличивающие суммы побудительных скидок.

Так скидка на Mitsubishi i-MiEV достигла $9 693, увеличившись почти в четыре раза в сравнении с первоначальной; Toyota предлагает покупателям Prius Plug-in побудительную скидку в $1 325, что втрое больше оригинальной. Даже Tesla не сумела сделать прибыльным свой новый суперкрутой электрический спорткар Model S. И все это уже давно вышло за рамки ценовых войн, превратившись в войну с самими собой, победителя в которой, в конечном итоге, уже не будет.

Кто виноват?

Так кто же виноват в происходящем? Возможно это новый американский мандат CAFE, согласно которому средняя топливная эффективность по автопарку к 2025-му году должна достигнуть 4,31 л/100 км? Вряд ли. Ведь исключив из автопарка пикапы и грузовые машины, а также учитывая устаревшие протоколы оценки расхода топлива, применяемые EPA, топливная эффективность легковых машин должна будет составить уже 6,3 л/100 км, а это – вполне достижимая цифра и без массированного продвижения убыточных электромобилей.

Возможно, следует винить высокие цены на бензин? Но они в Штатах сегодня никак не идут в сравнение с ценами кризисного 2008-го года и даже близко не спешат приближаться к уровню европейских цен на топливо.

Скорее всего, основным виновником происходящего следует считать Калифорнию и ее новейший мандат по Транспорту с Нулевыми Выбросами (Zero-Emission Vehicle). Принятие ZEV восходит своими корнями еще к 1990-му году, когда вступил в силу чрезвычайно усложненный анти-смоговый закон. Но теперь требования мандата ZEV, одобренного калифорнийским государственным агентством CARB (которое иногда называют «агентством чистого воздуха»), ясны как никогда: к 2025-му году 15 процентов автомобилей, реализуемых на территории Калифорнии любым автопроизводителем, должны приходиться на гибридные, подключаемые гибридные, полностью электрические или водородные транспортные средства.

Не трудно догадаться, что такой закон касается практически всех серьезных мировых автостроительных компаний. Более того — калифорнийский мандат будет касаться 10-ти других крупнейших штатов Америки!

Что делать?

Отвертеться от калифорнийского мандата уже не сможет никто. И единственный способ увеличения продаж своих автомобилей экологической направленности производители видят в снижении их цены, несмотря на все связанные с этим убытки.
Сегодня компании нашли выход в кредитных заимствованиях на выпуск убыточных электромобилей, «зарабатывая» при этом на другом кредите — кредите доверия агентства CARB.

У Tesla, к примеру, общая сумма кредитов уже достигла 67,9 миллиона долларов – не слишком хороший показатель, учитывая, что электромобили, на которые были потрачены эти деньги, не принесли никакой прибыли. Но в любом случае уже к 2015-му году процент продаж «чистых» машин в Калифорнии у каждого производителя должен достигнуть 3-х, и иного способа решить проблему, кроме как снижать конечную цену, никто пока не видит.

Продажи электрических транспортных средств в Соединенных Штатах достигли всего половины процента от общей реализации автомобилей и даже президент Обама больше не заикается об одном миллионе EV на американских дорогах к 2015-му году. По всему миру ситуация еще хуже: электромобили занимают всего 0,2 процента рынка, и по прогнозам к 2019-му цифра достигнет лишь 0,4 процента или около четырех миллионов единиц.

На фоне хоть и небольшого, но все-таки роста, и несмотря на все побудительные меры, предпринимаемые правительствами разных стран, а также на постоянно развивающиеся и внедряемые технологии, электромобили продолжают обесцениваться. Снижение стоимости одного среднестатистического EV за 2012-й год составило 31,5 процента, и хотя к 2014-му эта цифра должна снизится до 27,4 процента, американская Национальная ассоциация автомобильных дилеров предсказывает, что уже совсем скоро самые дорогие электромобили будут стоить не дороже бензиновых машин.

С одной стороны – это хорошо, но с другой — покупатели теряют колоссальные суммы на обесценивании своих электромобилей на вторичном рынке. Есть такая категория товаров, купить которые хочется немедленно после того, как они вышли на рынок. Сюда, например, можно отнести новое поколение iPhone или тот же седьмой Corvette Stingray, первая партия которого уже продана, хотя производство даже не стартовало.

Но электромобили в реалиях сегодняшнего дня определенно не входят в эту категорию, ведь сегодня их можно купить дешевле, чем вчера, а завтра – дешевле, чем сегодня. Так есть ли вообще смысл в покупке электромобиля, если подходить к такому приобретению чисто из меркантильных соображений?

«Нельзя сказать, чтобы я был сильно разочарован происходящим. Я очень доволен своим новым Volt» — говорит житель Далласа, купивший электромобиль в июле. «Но меня бесит, что через полторы недели после покупки, GM предложил на модель скидку в тысячу баксов».

Источник

___________________________________________________________

Очень плохоПлохоНе плохоХорошоОтлично! (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...